19:25 

сумеречная тварь
Нашла на компе миник, который я некогда выложила в каком-то треде на АС и благополучно о нём забыла. Перечитала, теперь кажется, что без песни было бы лучше)
В общем, вот:

Ангст, джен на грани гета, Гесер/Светлана


- У вас есть право на последнее слово.

Смуглая, моложавая, но абсолютно седая ведьма вздрогнула всем телом и завизжала:

- Будьте вы прокляты! Ты и твоя семья! Вы все сгорите… сгниете… сдохнете!

Её скрюченные пальцы на миг сомкнулись на горле стройной светловолосой волшебницы лет двадцати на вид, а затем ведьма рухнула, захрипела, и алая пена, вытекая из её рта, закапала на безупречно чистые туфли-лодочки. Светлана щелчком пальцев очистила обувь и от души пнула тело Тёмной под дых.

- Сообщите вердикт родственникам жертвы. А потом сотрите память, - холодно велела Света и ударила молоточком по подставке, скорее чтобы напомнить самой себе об окружающей действительности.

- Да, Ваша Честь, - тощий инквизитор, её помощник, безэмоционально кивнул и размеренным шагом вышел из зала суда.

Только когда за его спиной захлопнулась дверь, Света позволила себе выдохнуть и устало откинуться на спинку резного кресла. Она чувствовала себя совершенно разбитой. Тело Тёмной лежало у её ног изломанной куклой.

«Ты и твоя семья». Чёртова ведьма.

Светлана достала длинный узкий мундштук, чуть подрагивающими руками вставила дорогую сигарету и зажгла её, чуть тронув пальцем. Искра, сорвавшись с кончика ухоженного ногтя, подожгла сухой табачный лист и истаяла в полумраке комнаты. Света с наслаждением вдохнула прогорклый дым.

Скорченное тело ведьмы так и осталось лежать на полу – никто из приставов не спешил от него избавиться. «Отвратительная подготовка кадров, - мысленно резюмировала Светлана, - Сомнительная мораль. Мерзкая организация».

Острая, полузабытая нелюбовь к Серым охватила её с новой силой. Давно она не чувствовала себя такой несчастной. Светлана выпустила к потолку струйку серебристого дыма и прикрыла глаза.

Работа, которую она выполняла для Инквизиции, не была чем-то из ряда вон выходящим. Судья - громкое название и широкие полномочия. Она могла казнить и миловать, ей подчинялись младшие инквизиторы, а здешний офисный планктон так и вовсе благоговел перед стуком её лодочек и шорохом судейской мантии… Но она всего лишь исполняла роль медиума, проводника между Светом и Тьмой, и каждый вынесенный ею вердикт был вердиктом Света и Тьмы, а никак не её собственным. Она лишь вопрошала и с трепетом прислушивалась к ответам.

Работа, для которой нужно лишь быть Высшим, иметь холодное сердце, стальную волю и мерзкий характер. Всего этого у неё было в достатке – по крайней мере, так рассудил Гесер, давая ей рекомендации.

- Оценишь ещё, сколь высокоморальна служба в Дозоре, - хмыкнул он тогда.

Что ж, Светлана оценила. Только вот всё равно осталась на службе у Инквизиции. Её аура ни капли не изменилась с того дня, как она вступила в должность, так что Света никогда не относила себя к числу Серых. Инквизиторы сами по себе – она сама по себе.

- Признай, тебе это нравится, - любил приговаривать Гесер, расставляя перед ней шахматные фигуры, - Быть карающей рукой правосудия. Это льстит твоему чрезмерному для Светлой волшебницы эго.

Она пожимала плечами и, не спрашиваясь, делала первый ход. Давно прошли те времена, кода она стремилась скрыть от него хоть что-то. Давно минули дни, когда пыталась обмануть саму себя.


- Ваша Честь, могу я забрать тело?

Света распахнула глаза и торопливо кивнула, щурясь неожиданно яркому свету, проникавшему в зал следом за приставом.

- Если не хотите потерять работу, впредь забирайте их скорей, Фригор, - хрипло велела она и впилась ногтями на локотниках кресла, оставляя на тёмной лакировке неожиданно глубокие борозды.

- Да, Ваша Честь, - покорно отозвался инквизитор и поднял тело ведьмы так, будто оно ничего не весило.

«Мы лишь машины для убийств, ты и я, - невесело подумала Светлана. - Глашатаи вселенской справедливости. И чем дальше, тем сильнее я убеждаюсь в том, что нет никакой высшей справедливости, как нет и разницы между силами, у которых я спрашиваю совета. Может ли быть, что всё это ошибка? Что я лишь по собственной прихоти выбираю, кому жить, а кому умереть...? Интересно, подобная мысль могла бы придти в голову Антону?»

«Едва ли, - тихонько ответил честный внутренний голосок. - Просто потому, что он никогда бы не взялся за такую работу».

«Ты и твоя семья», - эхом отозвался в голове выкрик мёртвой ведьмы.

Были ли они когда-либо по-настоящему близки, она и Антон? Знала ли она хоть когда-либо, что творится на душе у дочери? Светлана затруднялась ответить. Память изменила ей, подкинув печальных незнакомцев вместо смеющихся лиц её мужа и дочери.

Была ли она счастлива рядом с ними или жизнь её всегда была такой: серой, как инквизиторский плащ, чередой казней и помилований, зажженных свидетельств Света и Тьмы и выкуренных сигарет?

Света взглянула на свои юные, идеально тонкие руки и с неожиданной злостью опустила мундштук на стол. Соблазн ухнуть в сумрак с головой и звать, звать Надю был велик, но вместо этого Светлана вытащила из кармана новенький, заведенный сугубо для работы смартфон и по памяти набрала Гесера.

- Нужно встретиться, - не тратя времени на приветствии, выпалила она.

Виски пульсировали тупой болью, словно кто-то, более сильный и умелый, пытался прочесть её или… или начинало действовать ведьмино проклятье. Последняя мысль даже развеселила её, и тонкие губы Светланы непроизвольно дрогнули в улыбке.

- Ты на работе, - напомнил Гесер.

- Ненавижу эту шарашку лицемеров, - пробормотала она, и была вознаграждена негромким хмыканьем Пресветлого.

- Приезжай, - разрешил он.

Она отбросила телефон и спрятала лицо в ладонях. «Будь проклята ты и твоя семья». Глупая, глупая ведьма. Нет никакой семьи.


- Партию? – предложил Гесер.

Светлана опустилась рядом с ним на подушки и затянулась предложенным кальяном.

- Ты же знаешь, я не продержусь и пяти минут.

- Семи, - он галантно предложил ей место поближе к себе, - Думаю, с годами дотянешь и до десяти. Я не теряю надежды сделать из тебя достойного противника.

- Всякое может произойти, - не без кокетства улыбнулась Света.

- Как прошла ваша встреча с Завулоном? Продуктивно, я надеюсь.

Света взглянула на него с недоумением.

- Почему я должна была встречаться с Тёмным?

Гесер покачал головой и выпустил из губ ароматное дымное облачко.

- Потому, что тебя тянет к нему? Потому, что ты ищешь и не находишь в нём своих мужа и дочь? Не лги мне, Светлана – я не тот, кому ты можешь лгать.

Она повела плечом.

- Я ничего не ищу, Гесер, - твердо сказала она. - Семнадцать лет как ушел Антон. Моя дочь давно выросла и сделала свой выбор. То, что она, как и её отец, оценила жизни других людей ценнее собственной… Завулон никогда этого в этом не признается, но он гордится ими обоими.

Гесер улыбнулся грустно и понимающе. На миг Светлане померещилось, что иной перед ней - некто безгранично мудрый и столь же безгранично одинокий.

- Он передал мне это.

Света протянула Гесеру старенький, потертый плеер. Пресветлый погладил корпус с какой-то отстраненной нежностью.

- Это страшно, - вдруг заговорила Светлана. Она сама не ожидала, что начнет рассказывать, и собственный голос показался ей странно отрешенным и чужим. - Когда я спрашиваю их, Свет и Тьму, они словно смотрят сквозь меня, и видят насквозь, и я знаю, что всегда, в любой момент, приговор может быть вынесен мне самой. Иногда мне кажется, что они там, среди изначальных сил, смотрят и смеются надо мной…

Матерь Богов, мы гуляли весь день
Под мелким дождем, твои мокрые джинсы
Комком лежат на полу...
Так возьмемся скорее за дело!

Светлана содрогнулась всем телом и с ужасом уставилась на плеер. Сам собой он вдруг заголосил, да так громко, что без всяких наушников они с Пресветлым слышали каждое слово.

- Ироничный выбор песни, Света, - заметил Гесер.

Она поражённо покачала головой.

Я рождался сто раз, и сто раз умирал,
Я заглядывал в карты - у дьявола нет козырей.
Они входят в наш дом, но что
Они сделают нам?
Мы с тобою бессмертны...

Матерь Богов...
Матерь Богов...

- Это ведь не о нас, правда? - Надя не была Богом. Надя не была бессмертной. И уж тем более бессмертным не был Антон. Но всё же песня звучала, и сердце Светланы билось горячим комом где-то в районе горла.

Гесер вдруг протянул руку и задумчиво отвел белокурую прядь с её холодного лба.

… твои мокрые джинсы
Комком лежат на полу
Так возьмемся скорее за дело!


@темы: свл, фанфик

URL
   

99

главная